November 1st, 2020

«Ожившая память». Памяти жертв репрессий.



В эти дни на пост-советском пространстве отмечаются дни памяти жертв политических репрессий. Несколько лет назад я наткнулся в интернете на потрясающий по своей силе проект под названием «Ожившая память». В фотоколлажах проекта жертвы советских репрессий представлены в виде современных людей — так, словно они живут в наше время и ходят с нами по одним улицам. Глядящие на нас со снимков молодые люди словно спрашивают — а что мы сделали для того, чтобы такое больше не повторилось?

Автор проекта — московский художник Хасан Бахаев, который постепенно дополняет "Ожившую память" всё новыми и новыми фамилиями и фотографиями. По словам Хасана — однажды он натолкнулся на фотографии юношей и девушек, убитых большевиками — и настолько проникся их лицами, что решил перенести их в современность — чтобы все могли почувствовать, как это близко.

Итак, в сегодняшнем посте — фотографии и краткие биографии людей из "Ожившей памяти" — чтобы помнить их и больше никогда не повторять таких чудовищных ошибок. Кстати, я создал инстаграм-аккаунт где выкладываю фотографии с беларуских протестов и другой уникальный контент, который больше нигде не дублируется — так что обязательно подписывайтесь)


Collapse )

_____________________________________________


Понравился пост? Обязательно расскажите друзьям о жертвах советских репрессий, нажав на кнопочку ниже:

avmalgin

Италия. Коронавирус

В Италии за сутки 31.758 новых случаев заражения (вчера было 31.082, позавчера 26.826). Скончалось 297 человек с диагностированным коронавирусом (вчера 199, позавчера 217). Процент тестов, давших положительный результат, - 14,7% (самый высокий за всю вторую волну). Число тяжелых больных в реанимациях возросло до 1.843.

Хуже всего дела в Ломбардии, где за сутки зарегистрировано почти 9 тысяч новых заражений, а в реанимациях находится 392 человека.

Национальный индекс R0 (он же Rt) вырос за неделю с 1.50 до 1,70. Самый высокий - в Молизе (2,10), Ломбардии (2.01), Пьемонте (1,99), Калабрии (1,84), в автономной области Больцано (1,92). И только в Базиликате и Валле-д'Аоста он ниже единицы (0,83 и 0,92 соответственно), то есть там каждый новый зараженный заражает в среднем меньше, чем еще одного человека. Этот индекс - не единственный показатель, однако можно сделать вывод, что некоторые регионы Италии вошли в "сценарий №4", то есть там ситуация вырвалась из-под контроля и требует введения крайне жестких карантинных мер. Ожидается, что завтра правительство может объявить об этих мерах. Один из обсуждаемых вариантов - объявление полного локдауна в крупных городах: в Милане, Неаполе, Турине и Риме. В перенаселенных метрополиях вирус сейчас распространяется беспрепятственно.

Регион Лацио, столицей которого является Рим, дал наихудшую статистику по школьной заболеваемости. За полтора месяца после открытия школ там заболело 3700 человек (3007 учащихся и 693 сотрудников). Число вспышек, источником которых стала школа, в Лацио достигло 138. Сейчас в регионе студенты вузов на 75% переведены на дистанционное обучение (учащиеся колледжей - на 50%), не исключено, что те же меры ждут и школьников. А в Кампании, где школьники уже вторую неделю не учатся очно, с понедельника закрывают также и детские сады.

Вот десятка городов с наихудшей статистикой заболеваемости (в скобках - средняя ежедневная заболеваемость, рассчитанная за неделю): Милан (2.679), Неаполь (1.672), Рим (1.337), Турин (1.303), Варезе (773), Флоренция (641), Генуя (579), Тревизо (398), Виченца (397), Комо (395). Конечно, при принятии решения о местном локдауне будут принимать во внимание не только абсолютные цифры, но и отношение числа заболевших к общему числу жителей.
avmalgin

Повсюду стоят чудовища и требуют извинений

Дмитрий Быков опубликовал в "Новой газете" актуальное:

Наш мир не слетел с основ еще, но запах уже гиений:
Повсюду стоят чудовища и требуют извинений.

Простите, ваше кладбищенство, что я осудил убийство.
Прости меня, оскорбившийся, за то, что ты оскорбился.

Простите, наше сатрапище, за то, что мы ходим маршем,
Мешающим вашей трапезе публичным презреньем к старшим.

Простите меня, омоновцы, простите меня, Росгвардия,
За то, что мы плохо молимся на чудище ваше главное.

Простите за то, что слушали про веру мою в единство,
За то, что я верил в лучшее, забывши, где я родился.

Живем мы в пространстве суженном, как будто в отдельной луже, —
Простите. Я думал: хуже нам, но вижу, что всюду хуже.

Прощенья мы просим сутками — везде, от Бали до Сити.
Пора назвать проститутками всех тех, кто просит «простите».

Но как не просить прощения на столь неуютном свете,
Где matter вся дичь ущербная, а мы ничего не matter?

Когда-то, во дни прошедшие, в стране поумней, чем ныне,
Я думал: просить прощения – спасение от гордыни.

Всю жизнь я просил прощения у ратников и корсаров —
И дожил до воплощения мерзейших своих кошмаров,

До темной такой расселины, где жители всех берложин
На жаб и гадюк поделены, и выбор меж ними ложен.

И сын мой запомнит истину, назло старинным романам:
Ты можешь быть дважды искренним и даже вполне гуманным,

Не верь, мой сын безалаберный, посулам врага и босса.
Подправим девиз концлагеря — «Не верь, не проси, не бойся».

Нелепо ждать покаяния, не стоит желать награды,
Нельзя просить подаяния, прощения и пощады.